Шолбан Кара-оол: «Главное – обеспечить рывок во всех сферах»

В преддверии Нового года Глава Тувы Шолбан Кара-оол рассказал об итогах уходящего 2019 года. Каким он сложился для него и республики, как следует оценивать ключевые события года и чего от них ждать в будущем – обо всем этом Шолбан Кара-оол рассказал в беседе с редактором газеты «Тувинская правда» Романом Тас-оолом.

- Предновогоднее интервью с вами стало доброй традицией. Благодаря вам, прежде всего, потому что всегда находите на него время, несмотря на загруженность. Мы тоже не будем отходить от сложившегося порядка и начнем разговор с привычного вопроса. Итак, что особенно запомнилось вам из того, что произошло в уходящем году?

ШК: - Если говорить о событиях, которые способны вызвать большие перемены в нашей жизни, то это, конечно же, работа с правительством России над планом развития республики до 2025 года. Она шла весь год и продолжается до сих пор, поскольку план сложен тем, что предусматривает индивидуальный подход к решению наших узловых проблем. Задача состоит не в том, чтобы формально «нарисовать» некую программу действий. Эти действия должны обеспечить рывок во всех сферах жизни республики – вот что главное.

Именно поэтому основу плана составляет строительство инфраструктурных объектов, отсутствие которых было главным тормозом движения. Прежде всего, железной дороги. Она задумана как средство освоения месторождений коксующегося угля. Но уже сейчас обсуждается возможность продолжения линии в Монголию и дальше, т.е. перспектива превращения её в транзитный трансграничный коридор.

Параллельно с железной дорогой будет строиться и модернизироваться энергетическая инфраструктура, автомобильная, трансграничная, а также социальная. Все нацелено на то, чтобы дать импульс крупным инвестиционным проектам и вообще инвестиционной активности бизнеса в нашей республике.

Чтобы республика развивалась темпами, опережающими среднероссийские, понадобятся, во-первых, очень большие инвестиции. Одна железная дорога потребует около 150 млрд. рублей. А все проекты, их около 300, оцениваются в сумму более 1,3 трлн.

Второе – это мобилизация ресурсов: трудовых, материальных, технических. Нужно синхронизировать их, создать реальную опору и четкий алгоритм действий под каждый проект. Именно поэтому над планом все еще идет работа, поиск источников финансирования, привязка к производственной и технологической базе.

Надо сказать, что именно Тува выступила инициатором такого подхода - искать нестандартные пути для каждого из субъектов РФ, если они в силу разных причин отстали от среднероссийского уровня. На нашем опыте отрабатывается модель поддержки других регионов, нуждающихся в особом режиме развития, в особых преференциях и инвестициях.

В этом смысле тувинский проект, безусловно, выходит за рамки сугубо регионального значения. Он поменял взгляды власти на территориальную политику. Раньше индивидуальный подход к регионам допускался в виде исключения – как, например, в отношении Чечни или Крыма. Сейчас это норма, и она закреплена в законах, включая закон о бюджете. По крайней мере, для 10 регионов РФ, включая Туву.

- Рывок республике, действительно, необходим. И план ускоренного развития в этом смысле очень кстати. Я вот о чем сейчас. Готовясь к беседе с вами, посмотрел статистику года. Допустим, в промышленности. Рост на уровне одной десятой процента. То есть, на отметке прошлого года. А ведь еще недавно мы гремели - стахановскими темпами шахтной проходки, динамикой добычи угля...

ШК: - Прирост, может, и не в разы, не на десятки процентов, как раньше. Но это не результат каких-то сбоев или плохой работы наших предприятий. Во многих случаях дело в эффекте «низкой базы». Объёмы угля ранее давала у нас главным образом Тувинская горнорудная компания. Её годовые максимумы – 500-650 тысяч тонн. Они и составляли базу для расчета добычи, так сказать, «от достигнутого».

Исходные цифры изменились, когда заработала компания «Межегейуголь». В 2018 году она вышла на 1 млн. тонн. Сейчас, чтобы обеспечить хотя бы 2-3 % прироста к этим объемам, компаниям нужно серьезно постараться. Во-первых, найти, кто купит топливо. Во-вторых, отладить весь цикл добычи и реализации. Уголь же не только поднять надо, но и довезти до покупателя.

Шахтеры наши, не сомневаюсь, смогли бы уже сейчас разогнать добычу до 4-5 млн. тонн. Тем более, что проектная мощность всей угольной отрасли в 6 раз больше. Но представьте, сколько надо машин их вывезти? А если запустим их, что станет с единственной дорогой, которая связывает нас с Большой землей?

Так что некоторое снижение объемов добычи угля – ситуация временная и, скорее, вынужденная. Будь у нас сегодня доступ к железной дороге, картина, я уверен, была бы совершенно иной, поскольку спрос на металлургический уголь в мире остается стабильным.

Что касается добычи металлов, то здесь «замирание» показателей тоже не системного характера. У «Лунсин» оно связано с переходом на шахтную разработку. В золотодобыче небольшой спад ожидается из-за приостановки работ «Тардан Голдом». Компания тоже меняет линию извлечения золота на более безопасное с экологической точки зрения чановое выщелачивание.

Но эти процессы меняют качество производства, а значит, закладывают основу для устойчивого роста в последующие годы. Точно такие же перемены идут на швейной фабрике, управляемой «БТК Групп». В этом году цехам добавили 11 рабочих мест. А с будущего года предприятие намерено в 1,5 раза увеличить выпуск продукции.

Вообще оценка в процентах, в разах не всегда корректна. Вот, к примеру, молоко. В 2019 году мы произвели его на 1,7 % больше. Вроде немного. Но в физическом выражении это плюсом более 1,5 тысячи тонн молока. Раскиньте объем на население. Получается примерно по 5 литров на каждого жителя, включая младенцев. Неплохо же? Это при том, что нашим фермам и фермерам приходится выживать в жесточайшей конкуренции с завозной «молочкой».

А что касается малых темпов прироста, то, конечно, в случае с молочной отраслью мы скорее топчемся на месте. Причина в том, что большая часть молока производится в мелких хозяйствах. Это самый консервативный бизнес. Они не спешат расширяться, увеличивать стадо, работают в основном сезонно. Отсюда не быстрый рост производства. Чтобы увеличивать объемы, надо создавать фермы с хорошей кормовой базой, способные обеспечить молочный конвейер круглый год. Мы идем по этому пути, три такие фермы уже созданы.

То же самое, кстати, и с численностью скота. Она стабилизировалась в районе 1,5 млн. голов. Это, конечно, больше, чем когда-либо имела республика. Но крайне мало, если хотим занять достойную нишу на российском рынке животноводческой продукции, а тем более пытаться выйти на экспорт. На таком уровне нужны ритмичные и серьезные по объемам поставки в течение всего года. Они по плечу только крупному хозяйству.

Опыт создания таких хозяйств нарабатывается. В структуру кооператива «Заря», к примеру, интегрированы мясокомбинат, птицефабрика, растениеводческое и ряд животноводческих хозяйств. На отдельных направлениях уже есть позитивные результаты. Два последних года холдинг стабильно берет рекордные урожаи зерновых. Кроме того, это единственное предприятие, которым налажены поставки мяса за пределы республики. Вокруг него постепенно выстраиваем ядро мясного кластера, он призван стать локомотивом для всего сельского хозяйства Тувы.  

В том же направлении эволюционирует и овощеводческая отрасль. В ней сегодня наметились 3 ведущих хозяйства – кооперативы «Усма» и «Земля Надежды», а также фермерское хозяйство Желтухина. Они вместе произвели в 2019 году около 10 % всего урожая.

Другими словами, за минувший год ни на промышленной, ни на сельскохозяйственной площадке мы ничего не потеряли. Пусть не было кратного роста, как раньше. Немало уже то, что сохранили достигнутое. А это рабочие места, действующие производства, зарплаты. Люди не ушли, не убежали. Предприятия окрепли,  расширили свои компетенции, стали конкурентнее.

Глядя на них, я понял одну важную вещь - мы ушли от кризисной модели экономики, где все крайне зыбко, нестабильно, нет никакой уверенности, устоит бизнес или нет. Устояли, работаем спокойно, планируем на годы вперед.

- Вы совершенно правы: ощущения стабильности и правда прибавилось. Для меня лично и, уверен, многих жителей республики символом такой стабильности и просто приятным событием стало расширение линейки межрегиональных авиарейсов из нашего аэропорта. Самый долгожданный из них – московский прямой. С января обещают рейс на Абакан. Это пока всё? Или будут новые направления?

ШК - Вы верно подметили – в условиях нестабильности вряд ли было возможно такое дорогое удовольствие, как авиация. Между прочим, московский рейс дался нам очень нелегко. В начале года пришлось поддерживать его за счет субсидий из республиканского бюджета. Но в ходе работы над планом развития республики вопрос с финансированием его из федерального бюджета удалось решить.

Теперь у нас прямое авиасообщение, кроме Москвы, с Новосибирском, Красноярском и Иркутском. С 27 января начнутся полеты в Абакан. Думаю, что в течение года добавим еще два направления – Томск и Кемерово. Пока там заминка, власти регионов должны изыскать свою часть софинансирования.

Надо сказать, что востребованность оказалась очень высокой. За 11 месяцев 2019 года авиаперевозками воспользовались 56 тысяч человек – в 2,5 раза больше, чем год назад.

Есть намерения возродить регулярное сообщение и внутри республики, как авиационное, так и автобусное. Впервые за 40 лет приобрели три вертолета МИ-8. Пока они используются главным образом как медицинские. Но в перспективе парк малой авиации планируем создавать, чтобы установить постоянное сообщение с труднодоступными районами.

С автобусами, конечно, немного проще. С прошлого года мы начали восстанавливать межмуниципальные рейсы. В этом году к 40 автобусам докупили еще 20. Дело пошло - пассажирооборот вырос на 17,4 %. Люди понемногу отдают предпочтение муниципальному транспорту. На нем все-таки действуют льготы – это раз. Кроме того, здесь выше гарантии безопасности. Будем и дальше расширять парк и перечень маршрутов.

Ну, и само собой надо дорабатывать международный сегмент авиасообщения. Разрешение на обслуживание международных полетов мы в 2019 году получили. Дело за маршрутами. Первая на очереди – Монголия. Желание у соседей очень большое налаживать с нами партнёрство в этой сфере.

- Еще одной приметой года со знаком плюс, мне кажется, стало оживление в строительстве. По крайней мере, тут не только по статистике можно судить. Все видно невооруженным глазом - по строительной технике, по строящимся объектам. Особенно в Кызыле. Это обновленный Коммунальный мост, большой кусок улицы Титова, реконструированный спорткомплекс «Субедей», освещение вдоль федеральной автомагистрали, дорога на левобережные дачи, новые школы. Единственное, что настораживает – на многих объектах работы продолжаются даже с наступлением морозов. Опаздываем?

ШК: - Сразу успокою: основные работы, требующие соблюдения температурного режима, были завершены до холодов. Во всяком случае, никто бетон и асфальт в снег не укладывал. Так что технологических нарушений быть не должно. Сейчас остаются работы по доводке объектов. Где-то монтаж, где-то подключение к «инженерке», где-то отделка и благоустройство. Словом, то, чем можно заниматься и не в строительный сезон.

А по количеству строек год, действительно, стал необычным, даже беспрецедентным, я бы сказал. В общей сложности мы 248 объектов ведем, от жилья и детских садов до больниц и интернатов. Такого никогда не было, даже в сытые советские времена. И это все социально важные стройки. Например, впервые за постсоветский период в массовом порядке возводим корпуса для детей ясельного возраста, до 3 лет. Всего таких корпусов до конца года будет введено 19.

В течение года строители уже сдали более 40 объектов, включая 13 многоквартирных домов по программе переселения, квартиры для детей-сирот, 4 сельских клуба, 2 школы. Еще на 136 объектах работы завершаются. Среди них детские сады, спортсооружения и жилье для сирот. В общей сложности не менее 150 детей-сирот справят новоселье.

К концу года сдаем в Кызыле современную общеобразовательную школу на 825 мест на Ангарском бульваре. В следующем году будет введена в эксплуатацию такая же школа в районе так называемых левобережных дач. Завершится строительство школы на 176 мест в с. Ак-Эрик.

К новогодним праздникам введём детский сад на 280 мест по улице Дружбы в Кызыле. В следующем году завершится строительство еще двух детских садов в столице – в микрорайоне «Спутник» и на улице Бай-Хаакской. В новый детский сад пойдут дети в городе Шагаан-Арыге.

В рамках национального проекта «Культура» строятся 3 новых дома культуры – в селах Хайыракан, Кунгуртуг и Шуурмак. Еще четыре клуба будут капитально обновлены – в селах Ак-Тал, Кундустуг, Шамбалыг, Адыр-Кежик.

В здравоохранении первый новый ФАП введён в строй – в селе Сосновка. В 2020 году будет построено 26 ФАПов. А до 2024 года мы должны обновить все 73 устаревших фельдшерско-акушерских пунктов и амбулаторий.

Очень большой объем строительства выпал на дорожное хозяйство, и это помимо реконструкции федеральной автомагистрали. Мы в 2019 году постарались перевести дорожное строительство на сельские территории, причем, в достаточно хороших масштабах. К примеру, впервые за много лет была построена асфальтированная муниципальная дорога в Барун-Хемчике, - между райцентром и селом Эрги-Барлык, около 30 км длиной. Долю дорог с твердым покрытием увеличили за год более чем на 40 километров – это очень много.

Но лично для себя самым большим успехом в плане строительства я считаю объём привлеченных в отрасль денег – почти 6 млрд. рублей. Это, как минимум, в 10 раз больше, чем вкладывалось сюда каких-то лет 10-12 назад. Ценность этих инвестиций не только в том, что кто-то получит жилье, новая школа заработает, ясли откроются.

Не менее важно, что за счет этого капитала начала вставать на ноги наша строительная индустрия. Посмотрите на Коммунальный мост – практически от начала до конца его построили наши, тувинские строители, компания «Восток». Это значит, у нас появилось предприятие, владеющее такими технологиями. Теперь мы можем сами осуществлять такие технически сложные и капиталоемкие проекты.

Я уж не говорю о том, что наш стройкомплекс – это сегодня один из самых мощных и платежеспособных работодателей республики. Здесь в общей сложности около 5 тысяч жителей трудится на постоянной основе, не считая сезонных рабочих и предприятий-смежников. А вспомните, что было недавно? Строительные подряды на торгах забирали приезжие фирмы. То есть, своих строителей у нас не было или они не выдерживали конкуренции.

Сегодня они есть, и они мало кому уступают в профессионализме. А это самая надежная гарантия, что мы не сдадим позиции в строительстве. Наоборот – строить будем больше и лучше.

- Много лет республика жила и живет надеждами, что большие инвестиционные проекты сделают нашу жизнь лучше. Минувший год что-то поменял в отношениях с крупными инвесторами, привнес что-то позитивное, что-то такое, что оправдывало бы добрые ожидания?

ШК: - Что касается инвесторов, то мы будем создавать все условия, чтобы они приходили и строили здесь свой бизнес, давали работу нашим землякам, помогали возводить школы, детсады, тянуть дороги, линии электропередачи. Вы знаете, сколько земляков наших работает на предприятиях добывающей промышленности? Три с половиной тысячи. Причем, неплохо получают.

Помимо того в рамках крупных инвестиционных проектов республика каждый год наращивает налоговые доходы. В нынешнем году они впервые превысят 8 млрд. рублей – с плюсом более 1 млрд. к итогу 2018 года. Именно из этих доходов мы обеспечиваем софинансирование и привлекаем ассигнования из федерального бюджета по национальным проектам и государственным программам. Школы, ФАПы, ясли, стадионы, клубы и спортзалы – все это строится в том числе за счет вклада наших инвесторов.

Сегодня инвесторы, когда мы предлагаем им участвовать в жизни республики, уже не говорят нам: мы вам налоги платим, чего еще вам от нас надо? Они сами входят даже в сугубо благотворительные инициативы. С прошлого года «Межегейуголь», например, присоединился к нашей акции «Социальный уголь» и обеспечивает многодетные семьи топливом за свой счет. В этом году Тувинская горнорудная компания согласилась участвовать в этом проекте.

Более того: руководство ТГРК после моих переговоров отменило запланированное с 1 января 2020 года повышение цены на уголь для населения республики. Когда и где вы видели подобные уступки со стороны бизнеса? Значит, все-таки не пропали даром наши усилия и даже к транснациональным компаниям приходит понимание своей социальной роли в регионах, где они работают.

Еще ценнее для меня проекты, в которых сочетаются и бизнес, и социальная ответственность. В 2019 году мы вместе с компанией «Хэвел» построили гибридные электростанции в Монгун-Тайгинском районе. Они позволяют в разы снизить затраты на электроснабжение сел, которые запитаны от автономных источников электроэнергии.

Это вообще-то даже не районного значения событие. Оно важно в масштабах всей Тувы, а может и Сибири. Потому что только у нас больше десяти поселений, не подключенных к единой энергосистеме, сидящих на генераторах. А по сибирской тайге их сотни.

Из этого же ряда – начало активной фазы освоения Ак-Сугского месторождения меди. Там предполагается  строительство высоковольтной ЛЭП в Туву с территории Иркутской области. Грандиозный и долгожданный шанс выпадает для нашей Тоджи - интегрироваться в сеть централизованного электроснабжения. От горнообогатительного комбината, который построит Голевская компания, всего 40 километров ЛЭП надо будет протянуть до Ырбана и 130 – до Тоора-Хема.  

Вот что такое для нас крупные инвестиционные проекты.

- Шолбан Валерьевич, три последних года в республике прошли под, прямо скажем, ажиотажный спрос на место в таких губернаторских проектах, как «Кыштаг для молодой семьи», «Корова-кормилица». Не только жители сел, но и горожане мечтают о своей ферме, о личном подворье. Тем более, что перед глазами успех участников первой и второй волны. Они не только погасили «долг» молодняком, но и удвоили, а то и утроили свой скот. Неудивительно, что очередь желающих попробовать себя в животноводстве растет. Люди спрашивают, будет ли продолжение у этих проектов? Даже не так – я бы сказал: требуют продолжения!

ШК: - Раз требуют, значит, будем продолжать. Но если серьезно, то я несказанно рад высокой востребованности наших инициатив. Грех не откликнуться, когда народ вот так, всем сердцем поддержал начинание. Тем более, что у нас крайне мало возможностей создавать производства с большим количеством рабочих мест. Поэтому для меня имеет значение любой бизнес-проект, даже на уровне микропредприятия. Именно потому я и нацеливаю министров, руководителей администраций принимать каждого, кто идет с деловым предложением, со своим стартапом.

Понятно, что это долгая и кропотливая работа. За 4 года в рамках «Кыштага» мы создали 416 фермерских хозяйств, или примерно 830 рабочих мест с постоянным доходом. Но это тот случай, когда овчинка стоит выделки. У кыштаговцев общее количество скота за 100 тысяч перевалило и продолжает расти. Большинство из начинающих уже расширяют хозяйство, нанимают рабочих, особенно на сезонные работы. Мы за счет них получили возможность выстроить и качественно подтянуть ветеринарно-зоотехническую службу, племенную работу наладить, кормозаготовительное звено организовать. Это уже немало.

Так что и «Кыштаг», и «Кормилицу» не просто продолжать будем, но и дополним их несколькими сходными проектами. Один из них – «Новая жизнь» или «Чаа сорук». В нем все устроено по образу и подобию «Кыштага». Разница только в том, что в качестве участников будут люди, недавно освободившиеся из мест лишения свободы.

Скажу прямо: поначалу реакция на инициативу была неоднозначная. Наверняка, многие и сейчас не понимают – зачем нужен этот проект. Отвечаю: чтобы не плодить рецидивистов. Реальность такова, что каждый второй из отсидевших, не найдя работы, возвращается в тюрьму. Мало того, он еще и малолеток за собой тащит, их к криминалу приобщает.

Мы решили попробовать дать самым решительным и надежным из них шанс «завязать» с прошлым. Отбор будет из тех, у кого семья и дети. Это сильнейший и, по-моему, единственный мотиватор на новую жизнь. Если такой семье дать хозяйство из 200 овец с домом и постройками, то создается ситуация, когда у главы семейства появляется смысл жизни, ему уже есть что терять в ней. Очень надеюсь, что проект сработает, и мы сможем с его помощью вырывать людей из замкнутого круга «украл – выпил - тюрьма».

- В Новый год, в тот самый момент, когда начинают бить куранты, принято загадывать желание. Или желания. Вы загадывали? А самое главное – что-то сбылось? Расскажите, что. Если не секрет, конечно.

ШК: - Да какой там секрет. Родным, друзьям и себе желаю здоровья. Это главное. Будет оно – остального достигнем, только не лениться. Если речь о земляках, о республике… Кроме здоровья, хочется, чтобы каждый год мы все хоть ненамного, но приближали ту жизнь, какую считаем достойной себя. Что-то сбывается. Я бы сказал даже – немало что. Но сбывается - лукавое слово. Само собой ничего не происходит ведь. Все зависит от того, как мы потрудились. И как будем трудиться в новом, 2020 году. Я верю, что он будет лучше.

 

27.12.2019

№: 

145

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 603
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 104 080
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 666
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 845
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 533