А сейчас он общественник и семьянин…

Настало то время, когда мы, независимо от вероисповедания и конфессии, должны искать точки соприкосновения и объединять усилия в борьбе с главными врагами: алкоголем и преступностью, считает Анатолий Содунам, участник недавней региональной конференции по противодействию преступности. Его честное выступление, в котором он не побоялся признаться в том, что ранее сам злоупотреблял алкоголем и даже попал на этой почве в тюрьму, поразило многих. Сейчас же он — общественник и семьянин. Изменили его, как говорит сам, вера и семья, поэтому-то справедливо полагает, что роль семейных ценностей и религиозных организаций в борьбе с алкоголизацией населения велика и во многом даже определяющая. Также важно, говорит он, чтобы в работу с лицами, страдающими алкогольной зависимостью, были вовлечены люди, ранее страдавшие этим недугом и победившие его. Сам как раз и занимается такой деятельностью. Даром получил, даром дает.

— Есть единомышленники, которые ранее, как и я, пьянствовали беспробудно. Мы работаем с бомжами, с заключенными, с людьми, которые страдают алкоголизмом, и их семьями, — говорит Анатолий Соду- нам. — Готовим документы для регистрации как НКО «Надежда», однако свою работу начали уже давно.

Анатолий Содунам говорит, что работая с алкоголиками, заметил — им легче находить общий язык с теми, кто побывал в их «шкуре».

— Несмотря на то, что я сам из интеллигентной семьи, где алкоголь был не в почете, выпивать начал довольно рано, — рассказывает Содунам о себе, — подчеркивая, что алкоголизм — это всегда следствие какой-то неустроенности в жизни, комплексов, собственной нереализованности.

Самого его выпивать толкнула излишняя застенчивость. Немного охмелев, ему было легче раскрепоститься в общении с друзьями или подругами. Плюс, ребят, с которыми он тогда общался, обычно называют «плохой компанией».

— Начиналось с малого: сегодня выпил где-то с друзьями, на дискотеке, например, или еще где, а завтра уже не пью, — отмечает он. — Проблема наметилась после армии, когда устроился на работу и начал пить почти каждый день. К 23 годам, думаю, я уже был алкоголиком.

Как это ни странно, работа, обычно выступающая хоть каким-то сдерживающим фактором для пьющего человека, по признанию Анатолия Содунама, наоборот способствовала росту его пристрастия к алкоголю. Он был старателем, трудился в артели. Тогда, в 90-е, говорит он, и контингент, который собирался в артелях, был специфический. Много приезжало на вахту из других регионов людей, которые бежали от чего-то: от проблем, алиментов, — и тоже глушили свою неустроенность в алкоголе.

Не уйти в пучину с головой окончательно и даже на короткий срок «завязать» позволил брак. В 26 лет Анатолий Содунам женился и какое-то время не пил, но развившийся алкоголизм, вспоминает он сейчас, все равно взял свое. Брак разрушился, после чего cдерживающих факторов не осталось вовсе.

— Совершил на почве пьянства преступление и отправился в тюрьму, — резюмировал он. — Так часто бывает с людьми, страдающими алкоголизмом. Алкоголизм в большинстве случаев, думаю, и является корнем большинства преступлений. Но, знаете, на самом деле тюрьма не самое худшее место в мире. Там человек о многом начинает задумываться, подводить какую-то черту, оборачиваясь назад. Что я сделал? Как я прожил? Такие вопросы задавал себе на нарах.

Выйдя на волю, пил Анатолий Содунам меньше, но все же пил, причем употреблял алкоголь в одиночестве, сторонясь компаний. По его признанию, вино уже не раскрепощало, а делало его агрессивным.

— Я понимал, что если продолжу пить в компаниях, то снова окажусь за решеткой,— пояснил он. — Опять же, когда человек пьет в одиночку, алкоголю легче убивать его, спивается в одиночку человек быстрее…

Сейчас, глядя на этого подтянутого, моложавого, активного человека, трудно представить, что у него было такое прошлое. Алкоголь, разрушенная семья, тюрьма, несколько визитов в наркодиспансер, причем два последних с сильной алкогольной интоксикацией… Все кардинально изменилось в сорок лет, говорит Содунам, когда он познакомился со своей новой супругой. Она оказалась женщиной верующей, через нее и он обрел веру, которая, по его словам, сегодня является для него стержнем.

— Нельзя сказать, что новый брак, вера в Бога и верующая супруга рядом сразу изменили меня, — признается он. — Тяга к алкоголю продолжала оставаться, но вместе с женой и с божьей помощью бороться мне было легче. Я прошел духовно-нравственное восстановление в реабилитационном центре нашей церкви, который находится в селе Черби. После этого и началась новая глава в моей жизни.

Новая глава, потому что, наконец, это Анатолий понял, хочет посвятить свою жизнь помощи таким же людям, каким был он сам. Психологи, наркологи, врачи и юристы — все играют очень важную роль в борьбе личности с алкоголизмом, но по-настоящему понять человека, страдающего этим недугом, сможет лишь тот, кто когда-то прошел тем же путем.

— Мы с моими единомышленниками работаем по нескольким направлениям: помогаем людям без определенного места жительства — кормим их, занимаемся ресоциализацией бывших заключенных, причем с ними важно начинать работать еще тогда, когда они находятся в тюрьме. Там, как я уже говорил, человек о многом задумывается, и, если в этот момент помочь ему определиться в дальнейшей жизни, человек выйдет на волю с пониманием, как ему жить дальше. И, конечно же, работаем с людьми, страдающими алкогольной зависимостью: помогаем им начать и пройти духовно-нравственное восстановление, — объясняет Анатолий Содунам.

Он рассказывает, что когда начинает говорить с больным, всегда замечает в его глазах недоверие, которое в течение беседы проходит. У пьющего появляется надежда, что и он сможет пройти такой же путь социальной реабилитации. И у него вновь будут семья, друзья, работа.

— Вообще, если говорить откровенно, это мы, общество, виноваты в том, что люди спиваются, — говорит Анатолий Содунам. — Мы отворачиваемся от бомжей и алкоголиков. Был даже проведен такой опрос, кажется, в Новосибирске, как люди относятся к бомжам. Большая часть респондентов призналась, что даже не сочувствует им, считая, что они сами виноваты во всем.

Когда от пьющего человека отворачиваются семья и друзья, он остается со своим алкоголизмом наедине, что чревато депрессией, глушить которую алкоголик опять же будет вином. Возникает замкнутый круг, вырваться из которого человек сам уже не способен. Помощь может прийти только со стороны.

— И хорошо, когда руку помощи протягивает семья, но, если от человека отворачиваются родные, руку протянуть должно общество, — резюмирует Анатолий. — Недавняя конференция, разговор на которой получил верный ход благодаря главе региона Шолбану Кара-оолу, крайне важна для нашего общества. Мы молимся за наши власти и тоже считаем, что искоренить проблему алкоголизма можно лишь вместе, объединив усилия, независимо от конфессии или религии или убеждений. Готовы делиться своим опытом, как в ресоциализации заключенных, так и в помощи людям, страдающим алкогольной зависимостью…

Медики говорят, что излечиться от алкогольной зависимости нельзя. Это пристрастие можно лишь контролировать, но человек, уже когда-то попавшийся на крючок «зеленого змия», всегда будет находиться в группе риска. Но пример таких, как Анатолий Содунам доказывает: человек может кардинально измениться, имея стержень веры, поддержку любящей семьи и цель, которая им движет. У героя публикации все это есть.

Антон ПОСОХИН

13.12.2018

№: 

139

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 694
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 104 167
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 770
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 936
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 598