Прокуроры медицины

Дыртына Оюн продолжает трудиться по своей специальности в республиканском Центре по профилактике СПИД. Она удостоена почетных званий «Заслуженный врач Тувинской АССР», «Отличник здравоохранения Российской Федерации».

Вот уже 50 лет как я работаю врачом-эпидемиологом в своей родной республике. После окончания Иркутского государственного медицинского института в 1964 году в Туву приехали три санитарных врача — я, Таисья Торжуевна Даваа и Юрий Павлович Бахаев.

На работу нас принимала главный врач республиканской СЭС Лариса Владимировна Сизых, которая приехала в Тувинскую автономную область по распределению после окончания института в 1956 году. Трудовую деятельность она начинала с тувинской глубинки — в Сут-Хольской районной больнице, где главным врачом работал ее муж Николай Васильевич Сизых. Я помню его еще старшеклассницей. Приглашали к нам на тематический вечер «Кем быть?» как успешного врача-хирурга, который пользовался заслуженным уважением. Я, конечно, мечтала стать хирургом. В то время мы и не знали, что есть спе­циализации гигиенистов, эпидемиологов, бактериологов, и чем они занимаются.

С высоты прожитых лет я понимаю, что нам тогда очень повезло, что сразу после института попали в очень благоприятную для профессионального становления среду грамотных и доброжелательных специалистов. Мы работали в районах, но чувствовали их внимание и заботу о нас. Заведующей эпидемиологическим отделом СЭС была Надежда Дмитриевна Беляева, санитарным отделом — Пелагея Дмитриевна Клещевникова, дезинфекционным — Лина Константиновна Щуклина. Мы знали, что на все свои вопросы получим исчерпывающие ответы. Они делали все, чтобы молодые врачи полюбили свою профессию и работали со знанием дела. Ценными уроками для молодых специалистов были выступления Ларисы Владимировны Сизых на традиционных совещаниях у курирующего отрасль здравоохранения заместителя председателя правительства республики с участием врачей из районов. Говорила она всегда очень убедительно. Мы, молодые врачи, видели каким уважением других главных врачей и представителей советско-партийных структур она пользуется. Много выступала Лариса Владимировна перед различной аудиторией и в целях пропаганды личной и общественной гигиены, поднимала проблемные вопросы на правительственном уровне, выезжала в районы, выступала лично и там. Ее природное обаяние, уровень общей культуры, яркая и выразительная речь, умение вести документацию вызывали уважение окружающих, а молодежь стремилась быть похожей на нее. С поста главного врача СЭС Лариса Владимировна ушла в 1972 году в связи с назначением ее мужа Николая Васильевича Сизых на пост министра здравоохранения республики. Лариса Владимировна передала полномочия главного врача Юрию Павловичу Бахаеву и продолжила работу в коллективе на должности заведующей отделом особо-опасных инфекций вплоть до своей кончины в возрасте 53-х лет. Санитарно-эпидемиологическая служба понесла невосполнимую утрату.

После отъезда Надежды Дмитриевны Беляевой в 1971 году мне предложили поработать заведующей эпидотделом республиканской санэпидстанции, где в течение ряда лет я оставалась единственным врачом. Помощником эпидемиолога более 30 лет работала Маргарита Тимофеевна Анохина, приехавшая в Туву после окончания медицинского училища в Иваново. Не имея семьи, она полностью отдавалась службе. За годы работы в одном отделе мы с ней подружились. Она часто выручала меня, забирала из детского сада мою дочку к себе домой, когда приходилось допоздна задерживаться на различных совещаниях. В те годы совещания в минздраве, как правило, начинались в самом конце рабочего дня. Как растили ребенка?! Сама теперь удивляюсь. Муж работал на радио, часто бывал в командировках.

На второй день работы в эпидотделе пришлось ехать на очаг дифтерии в село Сушь Пий-Хемского района вместе с уже опытным помощником эпидемиолога Маргаритой Тимофеевной. Волновалась, консультировалась у нее, поскольку самой еще не приходилось работать в очаге дифтерии — теоретические знания, все-таки, должны иметь практическое подкрепление. Все последующие 15 лет работы в эпидемиологическом отделе были беспокойными, насыщенными событиями, встречами с интересными людьми и работой с единомышленниками, которые понимали друг друга с полуслова.

Объездила республику вдоль и поперек, побывала в сотнях очагов инфекционных заболеваний. Одновременно в нескольких районах десятками регистрировались случаи заболевания дифтерией, корью, менингококковой и кишечными инфекциями в виде групповых случаев сальмонеллезы с превалированием тифи муриум, бактериальной дизентерией преимущественно среди детей. Действовать нужно было четко и быстро, чтобы как можно быстрее взять ситуацию под контроль. Эпидемиолог должен определить источник инфекции и пути ее распространения, объем дальнейшей работы по локализации, а затем и ликвидации очага. Он организует клинический осмотр всех контактных лиц другими профильными врачами, проведение анализов. Он должен проконтролировать готовность стационарных отделений к госпитализации больных и бактерионосителей токсигенных штаммов и обязательную дезинфекцию очага.

В то время часто выезжали в районы на 7–10 дней. В районных центрах не было гостиниц, жили в зданиях санэпидстанций, спали прямо на полу. Вспоминая то время, удивляюсь нашей работоспособности. Осознание ответственности за благополучие десятков и сотен людей заставляет мобилизоваться настолько, что мозг начинает выдавать те знания, которые нужны именно в данный конкретный момент. В то время не было санитарных правил по каждой инфекции, которыми руководствуются современные коллеги. Приходилось самим разрабатывать вкладыши в дополнение к картам эпидобследования очага. В окружении одного больного дифтерией носительство выявлялось примерно у восьми человек — это показатель, характеризующий хороший уровень очаговой работы. В каждом очаге проводилась тщательная дезинфекция. Все санэпидстанции имели передвижные дезинфекционные камеры и подготовленных дезинфекторов.

Находясь в командировках, ложились спать только после 12 часов ночи, поскольку обрабатывали весь дневной материал, анализировали, обобщали, обсуждали ситуацию. Да и огонь в печи, на которой стояли биксы с анализами от больных, необходимо было поддерживать. Как нам были нужны результаты бактериологических анализов! Тамара Александровна за ночь несколько раз вставала и переворачивала биксы для равномерного распределения тепла: в 70–80-е годы не было постоянного электричества и термостатов для выращивания бактериологических анализов. А мы работали с энтузиазмом, готовы были свернуть горы. Это было делом всей нашей жизни. Помню, как в подсознании вертелась мысль «Господи, помоги! Мы будем очень стараться, хорошо работать. Помоги, не допусти вторичных очагов!» Случалось, приедешь на очаг, а там похороны. Дети умирали от дифтерии. В такие моменты хотелось выть, кричать: «Почему так, ведь мы старались спасти каждого в отдельности и всех!» В такие моменты опускаются руки …

Эпидемиологическая ситуация по инфекционным заболеваниям, особенно дифтерии и кори, в Тувинской АССР в то время, конечно, вызывала беспокойство Министерства здравоохранения РФ. К нам направлялись различные комиссии для оказания практической помощи. Мы перед ними ни разу лицом в грязь не ударили: имели уже свой обобщенный материал об инфекционных заболеваниях по нозологиям и принятым мерам в каждом районе по периодам. Мне кажется, что время само требовало ответственных, преданных делу кадров, и они у нас были. Мне повезло, что довелось работать в одной упряжке с моими помощниками по отделу Маргаритой Тимофеевной Анохиной, Алевтиной Ивановной Лагуткиной (Евдокимова), врачами-бактериологами Тамарой Александровной Егоровой, лаборантами Алефтиной Николаевной Галочкиной, Валентиной Степановной Соиновной, врачами-инфекционистами Тамарой Алексеевной Асташовой, Лидией Васильевной Сизых, Галиной Тимофеевной Дятловой, Инной Николаевной Ворошкевич, Владимиром Алексеевичем Дорофеевым, Чечек Хулеевной Монгуш, главным педиатром минздрава Эдуардом Васильевичем Ткаченко, с которым часто выезжала в командировки, и многих-многих других. Все они внесли огромный вклад в развитие здравоохранения Тувы и дело ликвидации дифтерии, кори и других детских инфекционных заболеваний.

Командировки по всей республике, участие в совещаниях, семинарах приглашенных ученых из разных научно-исследовательских институтов стали для меня хорошей школой. Со стороны главного врача Юрия Бахаева был организован жесткий контроль за выполнением каждого пункта задач и рекомендаций комиссий минздрава России. Для работы привлекались педиатры, инфекционисты, эпидемиологи, бактериологи районного и республиканского звена. Работали очень дружно, несмотря на нагрузки и трудности в работе. Похвала комиссий при повторном посещении нашей республики была для нас наградой.

За годы работы в санэпидслужбе написано было много информаций, справок, обобщений по эпидситуации в республике и сделано выступлений на заседаниях коллегий, совещаниях различного уровня. Слушали всегда внимательно, доброжелательно, поддерживали предложения на будущее. Эпидемиологов нередко называли прокурорами медицины. На совещаниях у министра здравоохранения, предоставляя слово мне, могли сказать «послушаем прокурора, узнаем, кто провинился». Я не обижалась на это, напротив, принимала за комплимент, знак уважения к позиции специалиста-эпидемиолога.

Чечена БУЛЫТОВА

23.05.2015

№: 

54

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 459
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 103 930
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 507
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 670
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 378