Отдельное поручение

Телефонный звонок безжалостно прогнал сон. Начальник следственного отделения КГБ Тувинской АССР подполковник Николай Горяинов не любил эти ночные звонки, но он хорошо знал, что напрасно его тревожить не будут. Раз звонят, значит, снова что-то случилось серьезное.

— Николай Алексеевич! — услышал он из трубки взволнованный голос оперативного дежурного. — Собирайтесь! Большой пожар в городском автопарке. Машина сейчас будет.

Огненное зарево над автопарком он увидел ещё издалека. Языки яркого пламени с неприятным шипением и каким-то мистическим гулом рвались вверх на десятки метров, словно собирались прорваться в звездную мглу. Пожар был такой силы, что его засекли даже военные спутники из космоса. Из Москвы позвонил обеспокоенный дежурный по КГБ СССР и поинтересовался, что так сильно горит в Кызыле.

Сначала Горяинов хладнокровно оценил масштабы бедствия. Пылали все 106 городских автобусов, включая семь новеньких «Икарусов», пригнанных на днях из Венгрии. В каждом по 45 литров бензина, чтобы рано утром выйти в рейс. Только рейсов теперь не будет. Нет, от отдельного поручения прокуратуры ему теперь явно не отмахнуться. Его следственное подразделение — самое крепкое в республике. Поэтому расследование самых трудных дел прокурор республики всегда норовил поручить чекистам. По всей видимости, так будет и в этот раз. А, следовательно, стоять и чего-то ждать совершенно не имеет смысла. Надо действовать!

Благо оперативники из уголовного розыска уже прибыли — они стояли в сторонке и угрюмо смотрели на бушующую стихию и суетливые действия пожарных. Ждали начальства.

— Я беру расследование в свои руки! — громко объявил он милиционерам.

Горяинову не нужно было представляться, вся «уголовка» хорошо знала его в лицо.

— Товарищи! Давайте начнем работать! Для нас главное сейчас: найти очевидцев происшествия и изъять из управления автопарка всю необходимую документацию, особенно из техчасти. Пока её не объявили сгоревшей. Ну, как говорится, по коням!

Утром в Кызыл пришла шифротелеграмма из КГБ СССР с указанием следственному подразделению принять уголовное дело о пожаре в городском автопарке к своему производству. Так для подполковника Горяинова началось 18 февраля 1982 года.

ТРУДНОЕ ДЕТСТВО

Николай Алексеевич прошёл нелёгкий жизненный путь. Круглый сирота и воспитанник детского дома № 19 Кротовского района Куйбышевской области, он тем не менее сумел получить высшее образование и стать офицером органов безопасности. Впрочем, анализируя его судьбу, надо принимать во внимание и ту эпоху, в которой он прожил большую часть своей жизни. Она не была идеальной, и, по всей видимости, большей части нынешней молодежи совсем не кажется сегодня привлекательной. Но было у того времени одно неоспоримое достоинство — советский строй не мешал простым людям из глубинки расти по социальной лестнице. Парень из деревни вполне мог дослужиться до генерала. Так было. Собственно говоря, и Николай Алексеевич сам признает, что ничего особого он не делал: учился, работал, служил. Жил, как большинство его сверстников. И в итоге стал тем, кем стал.

Сейчас Николай Алексеевич почти не помнит своего раннего детства в крохотной деревне Брусовке на берегах маленькой речушки Кондруча, густо поросшей зарослями кустарника. Отец — Алексей Михайлович Горяинов — 1941 году ушёл на фронт, оставив жену Анну Николаевну одну с четырьмя сыновьями. Ему как механизатору полагалась бронь, тем более что он всего лишь год назад вернулся с финской войны, но Горяинов-старший не захотел отсиживаться в тылу — стыдно было перед земляками. С полей Великой Отечественной в село почти никто не вернулся. Не пришел обратно и Алексей Михайлович.

В памяти из тех дней осталось у Николая Алексеевича лишь одно яркое воспоминание о том, как в 1942 году над единственной улицей села неожиданно пролетел немецкий истребитель. Село Брусковка была расположено в глубоком тылу, но относительно неподалёку от неё, по авиационным меркам, находился Самарский мост через Волгу, который имел большое стратегическое значение. Фашисты безуспешно пытались его разбомбить до 1944 года. Ребятишки из Брусовки давно привыкли к постоянному гулу самолётов над головой, но так близко вражеский стервятник увидели в первый раз. Он прошёл над селом очень низко, на бреющем полете. Маленький Николай даже смог разглядеть улыбающееся лицо летчика, который приветливо помахал ребятне из кабины.

Трудно сказать, чем бы всё это могло закончиться. К счастью для всех, дома была мать. Как курица спасает своих цыплят от коршуна, так и она налетела в один миг, схватила детей в охапку и быстро затащила в подвал. Как оказалось, очень вовремя. «Дружелюбный» немец уже разворачивался на боевой курс — он снова прошел над деревней, но в этот раз обильно прошил её очередью из зажигательных снарядов. Все село тотчас заполыхало. Горияновых выручила бочка с водой, которая стояла возле дома. Мать по лестнице залезла на крышу, а ребятишки вместе с бабушкой, как могли, подавали воду. Так и отстояли свой дом, а потом делили кров с соседями, которым не повезло.

Ещё одно тяжёлое воспоминание из далёкого детства. В холодный февральский день 1944 года в их доме собрались несколько женщин в черных платках, с печальными лицами — материны сестры. Они только что похоронили свою сестру Анну и теперь держали семейный совет — что делать с оставшимся наследством — гуртом осиротевших ребятишек. Старшие уже могли работать по хозяйству, и их тётки готовы были приютить. Пятилетний Николай, по их представлениям, мог бы пасти гусей, и вроде бы одна из теток тоже согласилась принять его. Но что делать с трёхлетним Анатолием? По нему «консенсуса» достичь никак не удавалось.

— Раз никто не может ни о чем договориться, тогда решение буду принимать я! — взяла слово на семейном совете одна из тёток — Мария Николаевна Анпилогова. Она была самой уважаемой в семье, как никак член Коммунистической партии с 1906 года, два ордена Ленина, работала в свое время вместе с видным советским и партийным деятелем Валерианом Куйбышевым. — Детей разлучать не будем. Отдадим вместе в детский дом.

К слову сказать, Мария Николаевна впоследствии еще раз сыграет важную роль в судьбе Николая Алексеевича Горяинова, но это будет потом, спустя пару десятилетий.

Детдомовская реальность была суровой. Братьев все-таки разлучили. Николай рос вместе с младшим Анатолием, а старших определили в другое место. Встретились они лишь тогда, когда повзрослели. Как вспоминает теперь Николай Алексеевич, было голодно, ребята шутили, что у них «крупинка за крупинкой в супе бегает с дубинкой». Но следует помнить, что время было тяжелое, послевоенное. В стране была разруха, в войне погибли миллионы людей. Многого не хватало, но государство не бросало людей на произвол судьбы — находило для них и кров, и еду, пусть даже скудную.

Детство для Николая Горяинова закончилось в 14 лет, когда его вызвал к себе в кабинет директор детского дома Кудрявцев. Вручив ему в руки несколько бумажек, свёрнутых в трубочку — личное дело, директор объявил ошарашенному Николаю, что впредь по закону более его держать в детском доме не может.

— Езжай в областное управление народного образования! — коротко напутствовал директор. — Пусть тебя куда-нибудь пристроят.

Делать было нечего. Николай отправился в областной центр в город Куйбышев, разыскал там нужное управление и куратора их детского дома.

— Почему же так поздно! — всплеснула руками незнакомая ему женщина. — Все зачисления в училища уже прошли!

Но паренька не бросила, взялась за телефон и спустя пару часов снова окликнула его в коридоре:

— Николай! В Сызранском ремесленном училище есть одно место. Поедешь туда! Будешь там учиться на слесаря-сборщика.

Так для Горяинова началась трудовая биография.

НАЧАЛО БИОГРАФИИ

Если сегодня нередко у нас можно встретить молодого человека, который всё еще не определился в жизни в свои, скажем так, двадцать пять лет, то в советское время эту ситуацию было совершенно невозможно представить. В пятидесятые годы даже шестнадцатилетние подростки уже работали на производстве. Николай Горяинов после окончания училища попал на знаменитый завод «Прогресс», тот самый, о котором когда-то снимали художественный фильм «Особо важное задание». В 1941 году завод из Воронежа был эвакуирован в Куйбышев и в короткие сроки смог организовать здесь выпуск самолетов для фронта. В 1946-м году на заводе был освоен серийный выпуск первых отечественных реактивных самолетов «МиГ-9», «МиГ-15», «МиГ-17» и их модификаций. Всего было изготовлено 4250 реактивных истребителей. В 1954–60 годах завод выпускал стратегические бомбардировщики «Ту-16».

Работать на заводе Николаю Алексеевичу очень нравилось, были хорошая зарплата и уважительное отношение со стороны руководства. Да и работа казалась очень интересной и важной. Ведь далеко не каждому страна доверяла тогда собирать стратегические бомбардировщики! Но пришла пора призываться в армию. Николая Алексеевича отобрали в пограничные войска, в Кызылский пограничный отряд, и это распределение фактически определило всю его дальнейшую жизнь.

НА ДАЛЬНЕМ ПОГРАНИЧЬЕ

В далекий Кызыл команда новобранцев из Поволжья прибыла 16 октября 1957 года. Пограничный отряд переживал тогда не самые лучшие времена — здесь остро ощущалась нехватка личного состава. Совсем недавно, 28 марта 1957 года, было принято постановление Совета Министров СССР о передаче погранвойск из МВД СССР в ведение КГБ СССР. В конце 50-х — начале 60-х годов прошлого века пограничные войска СССР несколько раз подверглись значительному сокращению. Только в январе 1960-го года штаты были сокращены на 42 000 человек (в т. ч. 6397 офицеров). Приказом КГБ СССР от 22 января 1960 г. были расформированы 13 пограничных отрядов, 11 дивизионов ПСКР, 3 пограничных училища, 270 погранзастав, а ещё 374 заставы преобразованы в погранпосты.

Трудное было время, но пограничники продолжали зорко охранять рубежи Отечества. Вчерашних призывников в Кызылском пограничном отряде направили в учебный пункт, чтобы подготовить из них настоящих пограничников. Учили крепко: и специальным дисциплинам, и материальной части оружия. Молодые солдаты усиленно занимались физической подготовкой, много бегали, стреляли, учились ухаживать за лошадьми и ездить на них.

Николай Алексеевич зарекомендовал себя как хороший спортсмен. Он много занимался спортом и ранее: и в детском доме, и в училище, и на заводе. В пограничных войсках всё это пригодилось. Горяинову довелось неоднократно отстаивать спортивную честь отряда на окружных и зональных соревнованиях по стрельбе, лыжным гонкам и военному троеборью.

Какое то время Николай Горяинов послужил в роте связи, а затем его перевели на пограничную заставу «Саглы», где начальником был назначен Вячеслав Николаев. Это настоящий человек-легенда для пограничников Тувы. Его фотографию и сегодня можно увидеть в музее истории части.

Застава при Николаеве стала отличной. Личный состав неизменно демонстрировална всех проверках хорошую подготовку и высокие результаты в служебной деятельности.

Пользовался начальник заставы и большим уважением среди местных жителей. Как почетного гостя его приглашали на свадьбы, много у него было друзей в ближайших поселках, а потому у заставы всегда были надежные негласные помощники.

— Я в те времена еще не знал всех тонкостей чекисткой работы, — вспоминает теперь Николай Алексеевич. — Помню, вызывает меня начальник заставы Николаев и ставит задачу: в этом месте сегодня ночью пойдет нарушитель, надо задержать. Отправляемся мы в секрет — и точно, задерживаем несколько человек. Идем обратно и гадаем: откуда начальник узнал? А сейчас понят-но — работа с местным населением у него была поставлена на высоком уровне.

За годы службы на границе Горяинов заслужил нагрудные знаки «Отличник пограничных войск» первой и второй степени, сослуживцы избрали его секретарем комсомольской организации заставы. Перед увольнением в запас Николай был удостоен почетной награды — фотографии возле развернутого знамени части. Его звали остаться на сверхсрочную службу, но душа рвалась на родину, в Куйбышев. Он и не догадывался о том, что расставание с Тувой будет очень недолгим.

И СНОВА СЛУЖБА

Встреча с родиной оказалась не совсем такой, какой она виделась в мечтах на границе. В родной цех устроиться на работу не удалось, взяли в инструментальный, а там и условия хуже, и зарплата поменьше, и коллектив незнакомый. А тут Анатолий, друг и сослуживец по отряду, засобирался обратно в Туву — его пригласили в футбольную команду республиканского отделения общества «Динамо» и пообещали устроить на службу в милицию.

— Поедем вместе? — предложил Анатолий. — У тебя же первый разряд по футболу! Ты играешь в сборной команде завода «Прогресс». Тебя тоже примут! Вот увидишь!

Недолго думая, Николай собрал свои вещи и уволился с завода. Не прошло и года, как он снова очутился в Туве. В Кызыле в обществе «Динамо» Горяинова действительно приняли хорошо — председатель отделения снова был рал увидеть знакомого ему пограничника, который запомнился ему своими достижениями на республиканских соревнованиях. Такими кадрами «Динамо» не разбрасывается! Встал вопрос о трудоустройстве.

— Мне бы такую службу, чтобы хватало времени на учёбу! — попросил Николай. — У меня ведь всего семь классов за плечами. Не хочу быть малограмотным.

Вскоре сержант Горяинов был зачислен на службу в состав группы охраны КГБ Тувинской АССР. Тут и пригодилась ему родство с Марией Николаевной Анпилоговой. При проверке документов выяснилось, что все архивы его родной деревеньки сгорели во время налёта фашистского стервятника. Кадровики уже готовы были дать новоиспечённому кандидату от ворот поворот, но Николай Алексеевич вовремя вспомнил о своей родной тётке. В ту пору она заведовала в Куйбышеве областным историко-краеведческим музеем. Снова сделали запрос, Мария Николаевна прислала свою биографию, в которой между прочим значилось, что она в прошлом работала ещё и с самим Дзержинским, поручилась за племянника, и все вопросы у кадровиков отпали сами собой.

НА СТРАЖЕ БЕЗОПАСНОСТИ

Шесть лет сержант Горяинов отслужил в охране. Денежное содержание было небольшим, но зато служба — сутки через трое — и правда позволяла ему достаточно времени уделять учёбе. Николай Алексеевич окончил среднюю школу, а затем заочно поступил на юридический факультет Томского государственного университета. Высшее образование позволило подняться по служебной лестнице. Горяинову было присвоено первое офицерское звание и его перевели на оперативную работу. За годы службы приходилось выполнять самые разные задачи: обеспечивать оперативное прикрытие границы, разыскивать особо опасных преступников и многое другое. Это было время расцвета КГБ СССР при Юрии Андропове. Расширялся штат советских спецслужб, создавались новые подразделения, приходили на службы в органы новые люди — с высшим образованием, по комсомольским и партийным путёвкам. Сегодня Николай Алексеевич гордится, что служил в те славные годы, и себя гордо считает воспитанником Андропова.

После 12 лет оперативной работы последовало новое назначение — предложили возглавить следственное подразделение. Жаль было расставаться с уже привычным делом, но служба есть служба. Пришлось снова учиться, вникать в нюансы следственной деятельности. Работы по-прежнему хватало. Чаще всего приходилось заниматься скотокрадством на границе, но попадались и более серьёзные уголовные дела.

В январе 1977 года в московском метро прогремел взрыв. Во всех уголках необъятной советской страны органы КГБ СССР приступили к розыску террористов. Необходимые оперативно-розыскные и следственные действия проводились и в Туве. На месте происшествия в Москве нашли необычные болты, остатки сумки и утятницы. Вот эти болты, сумки и утятницы сотрудники КГБ искали по всему Советскому Союзу. Как утверждает Николай Алексеевич, тувинские чекисты установили, что сумка изготовлена в одной кооперативной артели из Армении. Это была важная подсказка, которая впоследствии позволила выйти на след преступников.

15 лет Горяинов руководил следственным подразделением КГБ Тувиской АССР. До сих пор гордится тем, что за всем это время ни одного человека не привлёк напрасно к уголовной ответственности, ни разу ему не вернули дело назад на доследование из-за ошибок в работе. Стабильно около 250 дней в году он проводил в командировках. Ночевал на стойбищах и избушках лесников, а то и просто на голой земле в степи. Расследовать приходилось не только дела, связанные с нарушением границы или по линии госбезопасности, но и наиболее резонансные преступления и происшествия в республике в порядке отдельного поручения.

Таким резонансным происшествием стал тот злополучный пожар в городском автотранспортном предприятии. Для его расследования в Тувинской АССР была создана объединённая следственная бригада под руководством Горяинова. На помощь ему из других следственных подразделений КГБ СССР прикомандировали ещё 12 следователей. Следственные действия велись 49 дней. Горяинов спал в сутки по три–четыре часа, но нужного результата добился — достоверно удалось установить причину возгорания и его источник в одном из автобусов, и даже точное время, когда это случилось. Как водится, виной всему оказалась обычная человеческая халатность. По итогам расследования девять работников автобусного парка были привлечены к уголовной ответственности за халатность, в адрес Министерства автомобильной промышленности СССР была направлена информация о конструктивных недостатках автобусов Ликинского автобусного завода, приводящих к возгоранию машин из-за неисправности электоооборудования.

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ОТДЫХ

Вышел на пенсию подполковник Горяинов в 1991 году. Впрочем, деловые способности Николая Алексеевича оказались востребованы. Несколько лет он потом прослужил на руководящей должности в Тувинской таможне, с нуля создал там оперативные органы. И только когда здоровье совсем стало пошаливать, Горяинов ушёл на заслуженный отдых. Остался жить в полюбившейся ему Туве. В республике он теперь трижды ветеран: на праздники приглашают в гости и пограничники, и контрразведчики, и таможенники.

Давно выросли его дети. Сын пошёл по стопам отца и стал сотрудником органов безопасности. Дочь работает врачом. Несмотря на проблемы со здоровьем, Горяинов по мере сил участвует в ветеранском движении, встречается со школьниками и ведёт с подрастающим поколением большую военно-патриотическую работу. В душе он по-прежнему молод. Его энергии и жизнелюбию, широте души, умению радоваться жизни можно только позавидовать.

Александр ИВАНОВСКИЙ.

Фото из личного архива Н. А. Горяинова

и архива УФСБ РФ по Республике Тыва

19.12.2017

№: 

139

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 600
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 104 077
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 664
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 839
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 531