Один день и вся жизнь

Есть в Кызыле парк, замечательный парк, место отдыха жителей города и гостей столицы Тувы. У входа в парк, в скверике, на берегу протоки Каа-Хема (Малого Енисея) располагается Мемориал воинов, ушедших из республики на фронты Великой Отечественной войны и погибших за Родину. Теперь возле танка, поставленного здесь давным-давно, возвышается стена, на которой значатся имена всех погибших.

Против этой стены на высоких четы­рех­угольных пьедесталах-призмах бюсты Героев Советского Союза. Среди них бюст Николая Николаевича Макаренко. Он жил и работал последние годы в Кызыле, здесь и похоронен. Вот о нём я и хочу рассказать. А толчок к рассказу дала наша бывшая учительница Ирина Николаевна Четвертакова. Она долго работала в туранской школе № 1. Вышла замуж: за нашего же учителя музыки Н. С. Четвертакова, и они уехали из нашего города. Много воды с тех пор утекло. Родились и выросли дети и, как водится, улетели из родного гнезда. Умер и муж: и осталась Ирина Николаевна одна одинёшенька. Но не растерялась, не поникла в горе. Что говорить, мужественная и сильная женщина. И надо же так случиться, что ныне живёт она в большом селе, имеющем такое же название, как и тот город, в котором математик Ирина Николаевна проработала все молодые годы, правда, к названию прибавлено слово «красный». Краснотуранск называется теперешнее её местожительство. А газета их так просто именуется по-нашему — «Эхо Турана». Вот в этой-то газете и напечатала пенсионерка зарисовку «Артиллерист Макаренко. Малоизвестные страницы из жизни героя».

Оказывается Н. Н. Макаренко родом из тех мест, где живёт ныне Ирина Николаевна. Вот сведения о герое, которые она приводит в своей публикации.

Родился Николай Николаевич 14 июня 1920 года в д. Быскар Краснотуранского района, в крестьянской семье. Предки семьи, украинцы, переселились в Сибирь ещё в 18 веке. В 1927 году семья переехала в Абакан, где Николай закончил семилетку. Мечтал, как большинство молодёжи того времени, стать лётчиком, но медицинская комиссия оборвала мечту паренька.

Началась Великая Отечественная война. И началась боевая выучка. Артиллерист Макаренко воевал на Ленинградском фронте. Он был ещё очень молод, всего 24 года, когда ему, младшему сержанту, командиру орудия было поручено ответственное и почти не выполнимое задание: немцы собирались перерезать шоссе Монастырки — Иван-Город. Если это им удастся, правый фланг дивизии останется без боеприпасов и продовольствия. До Нарвы отсюда всего 18 километров. И выделить для защиты этого участка дороги можно было лишь один орудийный расчёт. Такая ситуация сложилась на этом участке фронта. Основные силы подойдут через день, а день надо продержаться во что бы то ни стало. Капитан дивизиона Красковский вызвал в свой блиндаж младшего лейтенанта Дмитриева, который командовал батареей, на карте показал место, где орудийный расчёт должен был встретить врага.

— Один орудийный расчет? — удивлённо переспросил Дмитриев. — Маловато, товарищ капитан.

— Знаю, что маловато. Только другого выхода нет. Надо продержаться день, только день. Снаряды, патроны имеются в доме лесника. Там был штаб батальона, его только что перебросили на другой участок. Боеприпасы, продовольствие оставлены для орудийного расчёта. Подбери крепких, надёжных ребят. Есть у тебя такие?

— Есть. Расчёт младшего сержанта Макаренко.

Ночью Николай Макаренко стал обустраиваться на отведённом участке. У него было орудие, пулемет, три автомата. И четверо боевых товарищей, прошедших с ним и пушкой не одну сотню километров. Макаренко знал своих бойцов, своих товарищей, свой орудийный расчёт.

Когда мне приходится бывать в Кызыле, я часто подхожу к бюсту Макаренко, вглядываюсь в его мужественное лицо. На моём рисунке бюст этот второй от танка, я сделал рисунок-набросок аллеи Героев минувшим летом.

Самого Н.Н. Макаренко я видел и слышал его рассказ только один раз. Мне запомнилось его приветливое, открытое лицо и та простота, с которой он рассказывал о своем подвиге и подвиге своих пушкарей. Потом я много читал об этом в газетах и книгах. Вот почему у меня сложилось ясное представление о том бое 18 февраля 1944 года недалеко от города Нарва. В пятидесятые, шестидесятые годы были живы и участвовали в патриотическом воспитании много уцелевших героев Великой Отечественной войны, например, миномётчики Шумовы. В нашей школе работали солдаты той войны. Мне особенно близки были те, кто защищал мой родной Ленинград на дальних и ближних подступах к нему. Учитель труда Александр Михайлович Столяров участвовал в прорыве блокады. Он не любил публичных выступлений, но один на один мы говорили об этом часто. Ведь и мои отец и мать погибли за этот город.

Во время войны Макаренко был трижды ранен. Третье ранение было настолько серьёзным, что его демобилизовали из армии. Он вернулся в Абакан, из которого ушёл на фронт. Героя войны приняли на работу в органы безопасности. Он служил в них так же ответственно, как и в своём артиллерийском полку, пока не случилось несчастье. На тренировочных стрельбах он был случайно ранен в бедро. Надо было искать иную работу. Решил переселиться в соседнюю Туву, в Кызыл. Здесь получил должность начальника конторы транспортно-эксплуатационных операций и контейнерных перевозок.

Его часто беспокоили корреспонденты с просьбами рассказать о войне, о тех, с кем воевал. Он уважительно относился к труженикам пера, как и к любым труженикам. «Всего и всех не упомнишь. Много было сослуживцев, друзей и товарищей. И многие, увы, погибли. Их сменяло новое пополнение. Но тех, с кем я принял бой 18 февраля 1944 года, я никогда не забуду…»

Их было пятеро: он, 24-летний командир орудия, заряжающий Тимошенко, по возрасту вдвое старше своего командира, бывший колхозник. Он и командира-то часто воспринимал как бригадира колхозной бригады и мог повольничать с командиром, как с бригадиром. Но это в свободное время, в бою он исполнял свои обязанности как нельзя лучше. Наводчик Воробьёв — большой шутник, любил подтрунить над низкорослым красноармейцем Хониным: «Тебя, Хонин, никакая пуля не зацепит. Слишком мишень маленькая». Хонин терпеть не мог напоминаний о своём росте, сердился на Воробьёва. Но в бою был не заменим. Пятый в расчёте — уралец Быков. Он всегда приговаривал, когда била наша артиллерия: «Не любит фашист наши уральские гостинцы, не любит!» Им предстояло не допустить захвата этого участка шоссе, по которому через сутки должны пойти наши войска. Целиной идти нельзя: несмотря на февраль, болота в этих местах не промерзали. Технике двигаться можно было только по шоссе. Это знали и немцы. Бой обещал быть жестоким.

Пушка была вкопана в специальный окоп, надёжно замаскирована. Немецкая пехота шла в рост, вёл её офицер в фуражке с высокой тульей и в наушниках. Когда подошли достаточно близко, Макаренко пристрелил офицера. Застрочили немецкие и наши автоматы. Кроме того, у расчёта был и пулемёт. Пушку использовать было нельзя: слишком близко подступил враг. Эту первую схватку артиллеристы выиграли. Пехотинцы, перешагивая через своих убитых, отошли. Заговорили их крупнокалиберные пулемёты, начался миномётный обстрел. У Макаренко был ранен пулемётчик Быков. Его положили на дно окопа. Макаренко сам лёг к пулемёту. Немцы откатывались и снова шли в атаку. Били по нашей позиции два их крупнокалиберных пулемёта, один подавили удачным выстрелом из орудия. Фашисты понимали, что этот участок дороги надо обязательно захватить, иначе им будет невыносимо плохо, когда подойдут основные силы русских. И вот на шоссе появился танк «Тигр». Макаренко дождался, когда он покажет свой бок. Двумя выстрелами из орудия ему удалось поджечь грозную машинку. Когда немцам удалось подойти к орудию, артиллеристы, сняв замок и панораму, отошли к охотничьему домику и открыли огонь с чердака его, выбив, где надо, черепичное покрытие крыши. Бой продолжался. На этот раз, несмотря на «маленькую мишень», был ранен Хонин. В строю осталось трое: сам Макаренко, Воробьёв и Тимошенко. Немцы отошли, и трое бойцов поспешно заняли прежнюю позицию.

Бой продолжался. Казалось, атакам не будет конца. И вот среди немецких позиций раздались наконец взрывы наших снарядов. Советские войска занимали защищенный расчётом Макаренко рубеж.

Они выстояли, Макаренко и его бойцы. Все остались живы, сохранили орудие и оружие. Младшему сержанту Макаренко было присвоено звание Героя Советского Союза. Остальные бойцы получили ордена.

На аллее Героев в Кызыле среди других стоит памятник Николаю Николаевичу Макаренко, в городе, ставшем для него родным. Один день, 18 февраля 1944 года, определил всю его жизнь.

Юрий НЕКРАСОВ,

народный учитель Республики Тыва

08.05.2014

№: 

49

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 639
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 104 113
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 704
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 883
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 557