Мужской взгляд на педагогику

Во что бы превратилась школа, если бы вдруг место мягких и добрых женщин-педагогинь заняли мужчины? Даже представить такое трудно, настолько мы привыкли, что у доски с указкой и мелом стоит женщина. Так уж повелось у нас, что мужчины идут в школу нехотя, и традиционные предметы, которые они в основном на себя берут, это уроки технологии для мальчишек, физкультура, ОБЖ, черчение, рисование, иногда лишь встречаются историки или физики. Так беда ли это, что на учительский коллектив из тридцати человек, по статистике, приходятся четверо-пятеро педагогов-мужчин, и в чём он заключается, мужской взгляд на педагогику?

И МУЖСКОЕ СЛОВО, И ПЛЕЧО

Денис Сергеевич Попугалов к своим 29 годам наработал уже семилетний педагогический опыт. На художника-педагога выучился в Кызылском училище искусств. В городскую школу № 7 устроился сразу после училища, чтобы не болтаться без дела. Сходил в армию — отслужил в войсках специального назначения, понюхал пороху в Чечне. Вернулся — и снова в школу. Вроде бы пока не подвернётся что-нибудь более достойное мужчины. Но прошли год, два, три — и в работу втянулся. Родители, сами оба педагоги, как-то поинтересовались: ну что, остаёшься, что ли? Остаюсь, признался Денис: понравилось.

Денис Сергеевич ведёт для школьников три дисциплины: изобразительное искусство, черчение и физическую культуру. Кроме него, в школе преподают ещё двое мужчин: Дмитрий Чередниченко и Виктор Гущин. Впрочем, Денис придерживается мнения, что острой нехватки кадров мужского пола, по крайней мере, в его школе — нет. Женщины, подчёркивает он, прекрасно справляются и с учительской миссией, и с административными задачами. Даже не на сто процентов — на двести. А если где-то требуется мужское слово или плечо — то для этого есть мы, добавляет Денис. Бывает, действительно, требуется и плечо: почему-то именно к Денису Сергеевичу многие ребятишки бегут со своим наболевшим. Жалуются, рассказывают о проблемах дома. Даже, случается, делятся переживаниями первой любви. Он и сам им предлагает: вы делитесь, рассказывайте. И вам полегчает, и я если не помогу, то всегда поддержу — точно. Открываются, конечно, не все — дети разные. Но многие. Учителя удивляются: и как ты к ним ключик находишь?

ПРИШЁЛ — ЗНАЧИТ, УЧИСЬ

Учитель-мужчина — это как-то несерьёзно, считают многие. Так и кое-кто из друзей Дениса иногда подтрунивал: тоже мне, дескать, работка — учитель физкультуры. Кинул им мяч — и вся премудрость. А ты приходи, предложил Денис, посмотри, как я работаю. Друг как-то зашёл. Посидел с четверть часа — и засобирался. И как, говорит, ты это выдерживаешь — на уроках шум-гам, а на переменах — даже представить страшно, не то что по коридорам ходить. Пошёл я, ну тебя. Нормально, смеётся Денис, я привык.

Денис Сергеевич — преподаватель принципиальный. Требовательный. Ото всех своих воспитанников требует максимальной отдачи. Пришёл на урок — учись. Не готов? — два. На плохие отметки не скупится и уверен, что распространившаяся в последние годы мода не ставить низких оценок — явление вредное. И вредит оно не столько имиджу школы, в которой учатся двоечники, сколько воспитанию. Детям. Забыл форму? — двойка, конечно. Отрабатывай, значит, сдавай нормативы сверх положенного. А завтра форму уже не забывай: знай, что за это полагается.

Вместе со своими воспитанниками Денис и сам выкладывается по полной: после занятия хоть под душ — чем бы они ни занимались на уроке, одних не оставляет, всегда старается заниматься с ребятами плечом к плечу, на равных.

Борется молодой преподаватель и с симулянтами, которые получают в больнице ограничительную справку и отлынивают от физических упражнений.

— Сейчас так повелось, — пеняет Денис Сергеевич. — Ребёнок у нас заболел — всё. Нам нельзя. У нас справка, мы ничего не можем. Объясняю родителям: ни один медик не может совсем освободить вас от физической нагрузки. Если у ребёнка перелом ноги или руки — другое дело. Для остальных случаев предусмотрены определённые группы здоровья: дети занимаются, только с меньшей нагрузкой. Но родители этого не понимают. И сами препятствуют нормальному физическому развитию собственного ребёнка.

Преподаватель готов ответить и на упрёки родителей в адрес школы насчёт того, что плохо готовят детей. Дать хорошую физическую подготовку за несколько часов физкультуры в неделю невозможно, утверждает он. Ведь все понимают: чтобы научиться решать задачи, скажем, по мате­матике, нужно этот навык закреплять дома. И с физкультурой то же самое: преподаватель показал, как правильно делать упражнения — дома, будьте добры, занимайтесь самостоятельно. Закрепляйте. Оттачивайте. Для того и даются домашние задания. А даются они и по физкультуре.

Со своими ребятами Денис Попугалов на каждых каникулах выезжает на «Ергаки», где малыши занимаются горнолыжным спортом. Кто-то, конечно, просто катается в своё удовольствие, а кто-то увлекается серьёзно: им подавай скоростной спуск, трамплины, фрирайд…

Спорт для Дениса Попугалова — это не только работа, но и хобби. Так же, как и рисование, живопись. На уроках придер­живается правила, предложенного ему отцом — председателем городского метод­объединения учителей рисования: учите детей тому, что лучше умеете сами. Денис с детства занимался акварелью, поэтому и своих подопечных учит работать с этой краской. Даёт им понимание перспективы и показывает, как её передавать на холсте.

Черчение — предмет куда сложнее рисования. Это пространственное мышление, поясняет Денис, которое развито не у каждого ребёнка. Многие спрашивают: а зачем, собственно, нам это черчение, такое сложное, нужно? А понадобится, поясняет педагог, тем, кто будет потом поступать в технические вузы. Там оно есть. И в институтах, и в колледжах. Вник в основы черчения в школе — учёба пойдёт как по маслу. Сидел и хлопал глазами — споткнёшься. Но на уроках, чтобы проще было разобраться в сечениях и разрезах, лепит геометрические фигуры из пластилина, наглядно показывает — что и как.

МУЖСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Недавно Денис Попугалов и сам стал папой. В первый раз.

Род Попугаловых продолжит мальчик.

Хотя малышу от роду всего месяц, молодой мужчина уже задумывается, как будет воспитывать сына. Как? — да так же, как родители воспитывали его и брата. Родителей он очень уважает и благодарен им за ту школу, которую они преподали ему дома. Считает, что получил достойное мужское воспитание.

— Нас приучали ко всему, — рассказывает Денис. — Мы, двое мальчиков, дома умели делать всё: мыли окна, полы, убирались, готовили еду. Это помогали матери. Отцу помогали — ездили на дачу работать, лопату держали. То есть к труду нас приучали с детства: как потопаешь — так и полопаешь. У нас был строгий режим. Вечером в девять часов — мы спим. Вставали в семь. На летние каникулы нас отправляли в ссылку: на деревню к бабушке, в Омск. Мне исполнилось лет 10 — 12, когда в деревне я тоже начал помогать. Бабушка была управляющей в деревне, везде брала меня с собой. Моё самое любимое животное — это самое умное, с моей точки зрения, животное после дельфина — лошадь. Она всё понимает и чувствует. С лошадьми я не расставался. Приезжал в деревню и в первую очередь шёл в конюшню. Когда уезжал — заходил прощаться. Вот так — сажали меня на лошадь — и всё лето я проводил на покосе. В 14 лет с дедом вдвоём строил баню.

— В угол-то ставили?

— А как же. Было. И ремнём получал. Это сейчас стало модно — дескать, нельзя ребёнка бить. Мы — получали. Получали за дело, были виноваты. Проказничали. Чего только ни вытворяли. Сейчас рассказываем родителям, чем занимались, пока их дома не было, они в ужас приходят. Бомбочки дома взрывали. О стену. И веселились. И как мы квартиру не спалили? Пороли нас, как положено. Отец ремень снимал и порол. И я не считаю, что он был не прав. Прав. Проказничали — будь здоров. Как-то были у друзей: поставили банку сгущёнки вариться — и ушли, забыли. Она взорвалась. Помню, как мы этот потолок отчищали, потом белили… Всякое было: и хорошее, и плохое.

За двойки наказывали по-другому. Заставляли в два раза больше учить. Был случай — родители уехали на дачу. Меня наказали: оставили дома и велели: к нашему приезду чтобы всё выучил наизусть. Выучил. Потому что знал, что попадёт. Тогда, конечно, обижался, жаловался бабушке: бьют дома… Сейчас не обижаюсь нисколько. Понимаю, что это мы были не правы, я был виноват. И по-другому нельзя было. Мы бы не поняли.

Конечно же, наказания — это эпизоды. Внимания своим мальчишкам родители уделяли много. Денис вспоминает, как в сложные 90-е отцу, чтобы прокормить семью, приходилось работать на трёх-четырёх работах одновременно. Но несмотря на усталость, каждый вечер, придя домой, он отправлялся со своими парнями на прогулку: в парк, с собакой и красками, или с мячом. Вместе играли, рисовали.

Отношение отца к матери для Дениса тоже — образец для подражания:

— Некоторые вот говорят: мужик, дескать, дома не должен ничего делать. Ни убираться, ни готовить. Не мужское, считают, это дело. Мой отец дома — готовит. Мать стала директором школы — забыла, что такое готовка. Он сразу сказал: мать устаёт, и я это понимаю. Я сделаю всё, чтобы она дома отдохнула. И мама сейчас говорит, что для неё отец — бог. Потому что он делает всё, чтобы ей было легче... Я не понимаю мужчин, которые живут в семье и считают, что женщина им всё должна: начистить ботинки, нагладить брюки и рубашку. Да это же три вещи, которые мужик должен делать сам: нас этому в армии учили. Нас с братом родители научили всему: готовить мы умеем, дома убираемся, стираем. А вокруг только и слышишь: да я же мужик!.. Да в чём ты мужик? Гвоздь даже дома забить не можешь. Мужик… Кстати, все мои друзья понимают, что должны многое делать дома сами.

* * *

Конечно, не все мужчины имеют похожие с нашим героем взгляды. Дениса, такого, каким мы его сегодня увидели, слепили его родители — мудрые педагоги, которые не сюсюкались со своими отпрысками, а целенаправленно воспитывали из них мужчин — будущих мужей и отцов. Ответственных, честных, крепких телом и духом. Жизнью своей дети ещё покажут, хорошо ли у них это получилось. Воспитывали где-то пряником, а где-то кнутом. Видимо, так оно и должно быть. Недаром теперь к учителю физкультуры и черчения так тянутся ребятишки. На своих уроках он наверняка передаст им частичку того, что заложили в него родители, вылепливая из него человека.

Вряд ли имеет смысл рассуждать о том, кто должен быть учителем — мужчина или женщина. Женщина сегодня умеет практически всё. Она и исполнитель, она и руководитель, и воспитатель, и миротворец, добытчик, и много ещё кто. Но вряд ли кто-то поспорит, что мужчине природой всё же определены место главенствующее и ум более глубокий. Достаточно вспомнить, чьи имена чаще звучали в мировой истории, в искусстве, в литературе. Да и педагоги, оставившие самый заметный след в становлении науки педагогики, что греха таить, тоже были мужчинами. Вывод отсюда напрашивается самый очевидный. Возможно, многие проблемы с воспитанием, с которыми так безрезультатно борется современное общество, исчезнут сами собой, если за него, за это воспитание, возьмутся настоящие мужчины — такие, как наш сегодняшний герой.

Виктория КОНДРАШОВА

18.11.2014

№: 

129

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 593
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 104 061
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 654
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 826
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 522