Целители

Когда в команду объединяются близкие по духу люди, рождается мощная творческая сила, способная на чудеса.

Когда двое молодых ребят, артист Национального оркестра, потомственный хоомейжи Менги Монгуш и студент звукорежиссёрского факультета питерского вуза Чингис Соржу, заметили, что смотрят в одном направлении и транслируют во Вселенную одни и те же вибрации, им нестерпимо захотелось поделиться своим открытием с миром. Поделиться волшебными звуками, которые получились в их случайном дуэте. Несколько минут импровизации – и обоим музыкантам стало ясно, что творческое будущее у них одно. Так и появился «ODUCHU». Музыка новая, красивая, тонкая, медитативная. Тувинский фольклор в современном прочтении.

Спелись ребята лишь прошлым летом, а в конце нынешнего августа уже выпустили первый альбом, десять треков.

В эти дни «ODUCHU» – в списке претендентов на престижную премию в области этнической музыки Russian World Music Awards, которой в прошлом году были удостоены два ярких тувинских коллектива – «Алаш» и «Khoomei Beat».

А сегодня парни – Менги и Чингис – у нас в гостях.

Ребята, как вы друг друга нашли?

Чингис: – Я работал летом в студии звукозаписи Центра тувинской культуры, а Менги – в оркестре рядом; как-то он зашёл записать песню. Мы пообщались, поиграли вместе – и всё, родилась идея проекта.

У вас в дуэте Менги поёт, а вы играете. Или вы тоже поёте?

Чингис: – Я скорее бэк-вокалист. В некоторых песнях подпеваю. У нас в группе чётко распределены роли. Менги занимается поиском, анализом тувинского фольклора, а я – современными переложениями и аранжировками. Меня изначально подкупил богатый багаж Менги: он знает очень много тувинских песен, которые, скажем так, не сильно заезжены. Так мы и создаём относительно новую музыку, вплетая в народное звучание своё новое видение.

Менги – музыкант опытный…

Менги: – Да, можно сказать, музыка у меня в крови. В роду все мужчины исполняют хоомей. Я уже семь лет работаю в Национальном оркестре. Устроился туда сразу после колледжа искусств, который закончил в 2013 году. Колледжу предшествовала учёба в РШИ – там играл на национальных инструментах, а в девятом классе бас-гитару закончил.

А Чингис как в музыку пришёл?

Чингис: – Я тоже из творческой семьи, вырос в театре закулисным ребёнком. Меня всегда окружали, как я помню, песни, танцы – вся эта артистическая деятельность. Когда подрос, увлёкся гитарой. Потом записался в музыкальную школу в «Аныяке», проучился год. Бросил.

Почему?

– Тогда переманил спорт. Но потом я снова вернулся в музыку – и уже окончательно. Хотя ничего музыкального так и не закончил. Мои учителя – гитарист Прохор Смашников и ещё мой дядя Октябрь Саая, тоже известный музыкант своего времени – он объяснял мне, как должна звучать тувинская музыка.

Потом пришло время выбирать, чем заниматься дальше, и я выбрал золотую, по моему мнению, середину: поступил на музыкального звукорежиссёра в Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов. Прошёл там очень серьёзную школу.

Что тогда, во время учёбы, планировали? Чего хотелось?

– Честно – планировал остаться там. Там ведь другая жизнь, другие условия… Но пришлось много переосмыслить, от многих фантазий отказаться. Я увлекался тогда другой музыкой, хотел писать что-то такое – более западное. Потом понял, что даже если стану делать такую музыку, у меня не получится того качества, какое выдают те западные музыканты, у которых эта музыка в крови. И пришёл к заключению, что если делать что-то действительно интересное, оригинальное, то отталкиваться нужно от собственных корней. Так и решил пойти этим путём. Мне хочется развивать звукорежиссёрскую культуру в Туве. Поэтому и вернулся. Ну и… конечно, из-за нашего проекта. Пока мне кажется, что он стоит того, чтобы вернуться домой и взяться за его развитие основательно.

Сейчас вас приняли на работу в Центр тувинской культуры, где вы подрабатывали на каникулах…

Чингис: – Да, и моё приобщение к тувинской культуре звукозаписи произошло именно там, в студии у Шолбана Кан-ооловича. Мы записывали Национальный оркестр. Потом приехали ребята из группы «Уер», они тогда решили записать альбом. Для меня, второкурсника, работа с легендарными музыкантами – это было нечто нереальное… Очень любопытно было наблюдать, как на твоих глазах рождаются будущие хиты.

И вот в прошлом году, в очередной летний приезд, вы и спелись с Менги.

Менги: – Мы просто сыграли вместе одну песню, и поняли, что надо сделать что-то совместное.

Чингис: – Я тогда взял гитару, настроил её впервые в квинтовый строй – в народе его называют тувинским строем. Попробовал – получилось интересно. Наложил на песню Менги. Мы записались, и звучание получилось настолько искреннее, богатое, ламповое, что мне захотелось поделиться этим с людьми. Так вышло душевно, по-домашнему. И мы решили записать несколько таких песен. Потом я уехал, но впечатления от случившегося не оставляли меня ни на день.

Вообще у нас с Менги схожие музыкальные вкусы. Это немаловажно. Менги –мультиинструменталист, играет на гитаре, фортепиано, бас-гитаре, на всех народных инструментах. И при том, что он традиционный музыкант, у него прогрессивные взгляды. Как и у меня. С консервативными музыкантами сотрудничать бывает сложно. А Менги – он не боится экспериментировать, и это большой плюс.

Почему «Одучу»?

Менги: – Название искали долго. Поиск был тщательный, хотелось, чтобы название соответствовало нашим ощущениям, было звучным, ёмким, понятным. Ходили в библиотеку, искали в Интернете.

Чингис: – Одучу – это целитель, знахарь, человек, который занимается травами, лечит людей. И мы те же целители, только в музыкальной сфере. Мы берём старые народные песни, берём что-то из других жанров, совмещаем одно с другим и получаем такую музыку, которая может успокоить, порадовать, придать сил, излечить от душевных ран. Мы действительно верим, что наша музыка имеет такие свойства.

Вы это говорите как творцы, или сами почувствовали её целительное действие?

Чингис: – Сами. У нас есть одна песня, которую мы записали и выложили самой первой, на неё снят видеоклип. Так вот, я слушаю эту песню каждый день с февраля – и до сих пор она не надоела. Она поднимает настроение, даёт прилив сил, хочется что-то делать…

Менги: – Тувинские песни вообще очень красивы в плане гармонии, аккордов, разрешения… Когда исполняешь их – сам себя словно исцеляешь. Делишься этой целительной энергией, пропуская её через себя.

Сколько сняли клипов и где их записывали?

Чингис: – У нас их два, оба сняли здесь, в Кызыле. Первый – в студии и гараже Центра тувинской культуры, второй – в мастерской художников колледжа искусств.

А Менги не ездил к вам в Питер, когда вы учились?

Чингис: – Нет, но, честно признаться, у меня было дикое желание пригласить его и записаться в лучших студиях, на лучшие микрофоны. Возможность доступа была. Не получилось. Может, и к счастью. Потому что нам бы пришлось сковываться по времени и всё делать быстро. Записали на том, что было. Со звукорежиссёрской точки зрения можно сказать – на коленках. Тем не менее, я вполне удовлетворён качеством звучания. Мы не претендуем на какое-то сверхкачество. Самое важное – чтобы это было приятно слушать.

После того как альбом был сделан, его нужно  было где-то разместить…

Чингис: – Это отдельная история. «ODUCHU» – наш личный проект от А до Я. Сами записали, свели, спродюсировали – сами и продвигаем. Понятно, что есть друзья, которые нас консультируют, но в целом мы всё делаем сами. Это сложно. Думали очень долго, в итоге нашли компанию, которая занимается дистрибуцией музыки, и выложились на всех существующих цифровых платформах. Нас можно найти даже на китайских платформах.

Сейчас вы претендуете на престижную премию в области этнической музыки. Это тоже ваша работа по продвижению?

Чингис: – Конечно. А как иначе? Мы написали заявку на двух языках – на русском и английском, отправили пресс-релиз – всё как надо. В жюри будут представители разных стран: США, Японии, Южной Кореи, Китая, из Европы… Результаты будут известны в середине ноября – тогда пройдёт мини-фестиваль, на который соберутся продюсеры, менеджеры со всего мира. Участники – мега-крутые музыканты, но и мы настроены очень амбициозно.

В сентябре вы дали первый концерт в Кызыле, и на сцене вас было не двое…

Чингис: – Четверо. Чтобы играть вживую, нас двоих мало. Нужны ещё музыканты. У нас пока нет оборудования, чтобы играть музыку с альбомным звучанием. Поэтому мы и пригласили друзей-музыкантов. Упор сделали на перкуссию: два барабана и собственно мы. Получилось интересно, необычно. И людям концерт, по слухам, понравился.

Играли полтора часа, несколько песен написали специально к концерту. Они, скорее всего, войдут в наши следующие релизы. Билеты раскупили довольно быстро.

Какие ощущения остались после выступления?

Чингис: – Мы ждали молодёжь, и она пришла. Сейчас много ребят, которые тувинскую народную музыку не воспринимают. Я сам слышал негативные высказывания, и мы хотим такое положение вещей исправить. Этому служат современные аранжировки: чтобы традиционная музыка звучала по-новому, более понятно для молодой аудитории.

Альбом ваш существует только в Сети…

Чингис: – Да, физических носителей нет. Думаю, сейчас время такое, когда необходимость в них отпала. Но они, скорее всего, будут. В крупных центральных городах после хороших концертов диски разбираются моментально, я видел это сам. Можно распространять на концертах за рубежом. У нас, кстати, есть неплохие шансы показать себя западному слушателю. Ну и не только западному. Нас слушают и в Китае.

Отзывы идут оттуда?

Чингис: – На фестивале в Монголии китайцы и монголы узнавали Менги именно как солиста нашей группы.

Менги: – Иду я по площади, подходит ко мне мужчина, говорит что-то по-китайски, и в его речи я разбираю: «Одучу» – «Одучу» (смеётся), лайк, лайк…

Чингис: – И со мной тоже был случай. На «Хоомей в центре Азии» приезжали молодые музыканты из Китая – тогда познакомился с каким-то парнем, который играл на монгольском инструменте морин-хууре. Сел рядом с ним, и мы начали джемить. В какой-то момент он достаёт телефон, смотрит на экран – потом на меня: это ты, что ли? И показывает наш клип.

Про нас написали статью в китайской группе фанатов хоомея – которых, кстати, в Китае очень много. Они ходят с инструментами, играют, пытаются исполнять. Всегда спрашивают: ну как тебе? Хотелось бы, чтобы в разных уголках земли люди так же ходили с тувинскими инструментами и исполняли хоомей после посещений наших концертов.

Наверное, вдохновлять людей на это – и есть ваша миссия… Но… альбом закончен. Концерт проведён. Сейчас – период расслабления?

Чингис: – Что вы, наоборот! Каждый день в студии репетируем, делаем анализ.

Думаем о покупке оборудования, которого нам не хватает для полноценного звучания, чтобы играть вдвоём. Скоро, надеюсь, мы его приобретём. Есть идеи по оформлению выступлений. Изучаем новые цифровые технологии, обучаемся продвижению. Это очень большая, трудоёмкая работа, которую нам приходится совмещать со своей основной профессиональной деятельностью. Мотивация у нас сейчас только усилилась – хочется делать новые песни, улучшать качество звучания, игры. Расслабляться нельзя. Мы это понимаем и верим, что у нас всё получится.

Беседовала Виктория КОНДРАШОВА

Фото из архива музыкантов

12.10.2019

№: 

112

Рубрика: 

Популярные статьи

Продал дом? Можешь не регистрировать... 11.07.2013 №: 75 Всего просмотров: 175 694
Русский язык — река жизни 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 104 167
Бизнес-гёрл из Кызыла 21.03.2013 №: 30 Всего просмотров: 103 770
У слияния Енисеев 30.07.2013 №: 82 Всего просмотров: 96 936
Зарегистрируйся и управляй страной 21.01.2014 №: 6 Всего просмотров: 70 598